BASEYOGA

Basebody_logo11.png
photo_2022-09-18_12-30-36

Вирусы и бактерии

photo_2022-09-18_12-30-36

Вирусы и бактерии

Практикоприменимая, на самом деле, статья, с умеренно длинной теоретической подводкой. Владеть такими знаниями красиво, поэтому не проходите мимо.

Как появилась жизнь на Земле?

Гипотез несколько, из самых уважаемых:

Либо в чёрных и белых курильщиках — глубоководных гейзерах, бьющих из под океанского дна горячими, насыщенными минералами струями (загуглите, это красиво);

Либо в пересыхающих грязевых наземных гейзерах, наподобие тех, что бьют сейчас на Камчатке (у этой версии больше сторонников, тк для зарождения чего-то живого из органики очень нужен ультрафиолет, который до океанского дна может и не добраться).

Ужасно интересно читать, как смогли подружиться неорганические простенькие молекулы, и создать из своего сообщества что-то органическое, что смогло себя воспроизводить, усложнять и размножать. Ещё штук десять книг об этом прочитаю, и выдам статью. Не раньше, иначе получится сказка 🫣

Однако, не менее интересен и следующий этап: представьте себе древнюю молекулу РНК (форма хранения генетической информации), умеющую взаимодействовать с аминокислотами так, чтобы себя с помощью них копировать, живущую в одной из ячеек, образованных самой природой где-то на глинистом минеральном плато, бьющего толи в океан, толи в воздух гейзера, и прикрытую жировой пленкой, которая даёт возможность РНК выходить и заходить обратно в свою ячейку, производить простейший обмен веществ (зачатки цикла Кребса) и самовоспроизведение, но имеющую защиту от окружающей среды и риска растраты тех строительных материалов, за счёт которых РНК живет. Если представить удалось, вы увидели свою древнюю пра-….прабабушку, живущую в прототипе того, что стало клеткой живого организма. РНК в своей ячейке (пора в стенке гейзера), прикрытой жировой пленкой, несколько, а точнее около 100 млн лет, усложнялась, изобретала и совершенствовала то, что затем станет органеллами клетки, ДНК и белками, взаимодействовала с соседками, которых завела себе сама с помощью самовоспроизведения, и училась адаптироваться к внешнему миру. Эта РНК — то, из чего произошло всё, что состоит из клеток.

Но были и другие РНК, те, что обустраивать своё пространство не желали … и паразитировали на чужом хозяйстве. Зачем морочиться с организацией и защитой пространства, дающего тебе жизнь, если можно его украсть или на время захватить? Такими хитрыми и ловкими оказались древнейшие вирусы. Вирус — это внеклеточная форма жизни, для существования клетка ему не нужна, а вот для размножения — очень. Древний протовирус проникал в древнюю протоклетку и воровал сбереженные и даже созданные ей ресурсы, разорял её хозяйство, воспроизводил собственные копии и бесследно исчезал в тени до нового цикла репликации. Вирус, таким образом, просто обязан быть хитрым. Он — хищник и паразит в одном лице, и не просто мелкий воришка-форточник, а высшего класса мошенник, научившийся так искусно морочить голову своей жертве, что ценою данной афёры всегда будет жизнь обманутой клетки.

По расчетам ученых-биохимиков, подкреплённых археологическими находками, жизни на Земле никак не меньше, чем 3.5 миллиарда лет! За это время клеточная форма жизни занималась наращиванием многоклеточности и, затем, организацией конкурентного сосуществования всех полученных «результатов». А чем занимались вирусы? Правильно, они совершенствовали свои способности к паразитированию на клетках. На кого вы поставите, зная это, в борьбе между самым быстро адаптируемым и изменчивым ДНК? Да, я тоже на вирусов. Вирусы мало того, что сами могут очень быстро менять свои РНК/ДНК, так ещё и, пребывая вдвоём в одной клетке хозяина, могут скрещивать свои генетические материалы, что очень напоминает наше половое размножение. Это ускоряет мутацию ещё в несколько раз, делая вирус практически неуловимым и неуязвимым. У нашего организма ответ на вирусную атаку один — уничтожать вместе с заражённой клеткой. У человечества в целом против вирусов тоже, в общем-то, особых каких-то методов нет. От каких-то вакцины помогают, например, от гепатита В, от каких-то толку абсолютно никакого, например, от гриппа.

И тут не столько виноват человек, сколько молодец сам вирус — всего-то молекула РНК или ДНК, обвешанная белками и иногда оболочкой, а такой технологичный, что лично я преклоняю колени.

Но и клеточная форма, хотя бы даже бактерии, тоже ах как хороши! Если вирус — эгоист-одиночка, то бактерии — это всегда большой и дружный коллектив. Ни одна бактерия не считает себя отдельной личностью и никогда не будет придерживаться каких-то только своих личных интересов. Бактерии — это один большой многоклеточный, но, к нашему счастью, бесформенный организм, внутри которого разные виды бактерий осуществляют совершенно разные действия, но по итогу все эти действия нужны кому-то для его жизнедеятельности. В бактериальном мате или бактериальной плёнке может быть до 1500 тыс видов бактерий, и то, что один вид выдаёт как продукт обмена, будет для другого питанием. У вас на зубах таким вот сообществом живут порядка 400 видов бактерий, а в кишечнике находят и до 1500 тыс! А анализ на дисбактериоз или знаменитый превентивный ХМС по Осипову умеет распознавать лишь 80. Я бы не доверяла. Ещё и потому, что все это дружное сообщество крайне изменчиво. Вы взяли материал на анализ (и ещё не факт, что донесли до лаборатории всех «жителей» живыми и готовыми расти в чашке Петри), а потом понервничали и чем-то заели, и уже через час у вас совершенно другой микробиом. А вы лечите прежний, то есть не себя, а свои сильно кастрированные анализы.

Но не это самое впечатляющее в бактериях, а то, что называют горизонтальным переносом генов. Многоклеточные умеют переносить копии своих генов только при половом размножении и только вертикально — от родителей к детям передается геном в виде ДНК. Бактерии могут переносить геном горизонтально, и особенно активно они это делают при стрессе. Случилось что-то, по бактериальным меркам жуткое, и все сообщество начинает паковать кусочки своего свежескопированного ДНК и стрелять ими друг в друга, обогащая собственный геном новенькими способностями. И это, в том числе, происходит в организме человека при приёме антибиотиков. И если курс допит до конца, победит человек. Если приём остановлен, а часть сообщества жива и стрессует — начинают формироваться супербактерии с суперспособностями прямо внутри безответственного «выздоравливающего». Не балуйтесь с антибиотиками, иначе скоро человека, как вида, не станет, тк он сам вырастит ту бактерию, у которой будет устойчивость ко всему, что он может ей противопоставить. И не разводите дома сырость, бактерии питаются только растворенными веществами, питаться сухим и жить на сухом они не могут, а вот в мокрых губках, тряпках и жирных/склизких лужицах да 👌

У истоков многоклеточности, однако, стоит не вирус и не бактерия. У истоков того, что смогло стать человеком, стоит архея — слабое, невзрачное существо, не имеющее даже прочной клеточной стенки (как у бактерии), но научившееся быть гибким и перемещаться. Археи ползают по дну морскому и питаются остатками бактериальной или какой-либо ещё жизнедеятельности. Имеют подвижную мембрану и получают энергию с помощью брожения. Однажды такая архея, ее вид сейчас называют Локиархея (да, в честь скандинавского Бога Локи) смогла приручить альфа-протеобактерию, умеющую при помощи кислорода вырабатывать универсальную энергетическую молекулу АТФ (она затем стала митохондрией). Так Локи стал более энергичным и вырос. А потом по одной из версий заболел ДНК-вирусом, да так удачно, что тот его не стал убивать, а прямо в нем и прижился, заодно сформировав ему ядро с генетической информацией. Обособленное от остальных органелл ядро с генетической информацией позволило Локи усложняться ещё быстрее, получить новое эволюционное звание «Эукариот», увеличиться в размерах ещё более существенно, натаскать из соседок-бактерий горизонтальным переносом всяких интересных фишечек для тюнинга своего обмена веществ, а затем и замахнуться на многоклеточность и дать миру всё то многообразие живых организмов, которых мы называем «Животные и растения».

А ведь я всегда говорила, что я — потомок славных викингов!! Сейчас плато, где изучаются локиархеи, называют Асгард, а найденных родственников Локи называют Торархея, Одинархея, Хеймдальархея и назад дороги нет. Эукариоты произошли из Асгарда, и в наших с вами ДНК есть участки, которые полностью сопоставимы с асгардскими 💪🏻 — и гены эти активны, и отвечают за текучесть и подвижность клеточной мембраны.

Что полезного можно вынести из этой статьи, если вы добрались до конца?

Главная мысль:

мир невероятно многообразно и сложно устроен

Мысль номер два:

человек так толком и не понял свой мир, ближе всех к разгадкам тайн природы те ученые, которые, увы, не лечат

А те, которые лечат, пока умеют и могут не всё. Поэтому «хорошего врача» найти на какую-то болезнь иногда не просто сложно, а прямо таки невозможно. А уж заниматься самолечением или по марафонам из инстаграм — это прямо не уважать мать Природу, давшую вам жизнь.

Такие вот пост-пневмонийные мысли у меня, и соответственно, такая вот «инфекционная» статья.

Привет, мир! Я вернулась!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сахар

Бояться или не бояться? Полезен или страшно вреден? Кому таки немножко можно, а кому вообще нельзя? — вот такие вопросы, к моему огромному счастью, а…