BASEYOGA

Basebody_logo11.png
photo_2022-04-03_10-29-12

Мастерство в спорте и йоге

photo_2022-04-03_10-29-12

Мастерство в спорте и йоге

Как становятся профессиональными и полупрофессиональными спортсменами? А как становятся продвинутыми практиками йоги? И почему это почти никогда не зависит от наличия или отсутствия спортивного прошлого? Интересно?

Поехали разбираться!

Мозг человека очень большой не просто так. Большая часть мозга — целых 2/3 — и весь мозжечок отвечают за организацию движения. Наши эволюционные прародители — обезьяны — заняли уникальную экологическую нишу, требующую невероятно маневренного и ловкого тела, а вместе с ним и мозга, и ниша эта, как не удивительно, воздушная. Ведь обезьяны живут на деревьях и перемещаются между ними по воздуху, выполняя движения во всех трёх плоскостях и нагружая все свои сенсорные системы огромным количеством разнообразных входящих сигналов. Мало иметь подвижные суставы и сильные мышцы в таких условиях, куда важнее мозг, который с бешеной скоростью будет обрабатывать эти сигналы и посылать верные мышечные команды. Такой мозг просто обязан быть большим! 

Примерно 2/3 мозга обслуживают те или иные движения, и примерно ещё одна треть отдана под сбор информации от внешней и внутренней среды организма, ее обработку, интеграцию, интерпретацию и применение в целях обеспечения жизнедеятельности организма.

Мозжечок занимается теми движениями, которые можно назвать «устойчивыми», а комплекс базальных ганглиев запоминает и контролирует сложные поведенческие акты (почувствовать голод — встать с дивана — дойти до холодильника — открыть холодильник — достать колбасу — отрезать кусок — утолить голод — закрыть холодильник). Мозжечок и базальные ганглии помнят все нейронные контуры тех движений, которыми вы пользуетесь часто, для того, чтобы вы могли выполнять их на автомате — закрывать дверь ключом, доставать кружку с полки, закрывать окно, выключать утюг, скроллить ленту новостей и тд. Часто вы настолько автоматически это делаете, что потом не можете вспомнить подробностей того, как это делали, тк сознание было занято чем-то другим очень важным, и никак не связанным с бытовым действием.

Так вот. Не только бытовые действия и поведенческие паттерны записываются в мозжечок и базальные ганглии, но и все двигательные акты, которые вы устойчиво повторяете на своей тренировке. Сколько раз вы закрыли свою дверь ключом, прежде чем перестать задумываться о том, как это делать? Несколько десятков раз. И это очень простое действие. Чем действие сложнее, тем больше раз его нужно повторить, прежде чем оно тоже автоматизируется. Но автоматизируется оно совершенно точно!

Как создаётся автоматический двигательный нейронный контур?

Макет всегда сочиняет префронтальная кора. Вы обдумываете действие, пробуете его многократно, корректируете, моделируете и ошибаетесь. В это время мозжечок пытается угадать, что вы такое задумали и как это лучше выполнить. На физическом уровне создаётся нейронная сеть какой-нибудь бакасаны, и чем настойчивее вы ее повторяете, тем сеть крепче. В тоже время моторная кора, которая руководит мышцами, активно общается с сенсорной корой, которая собирает с органов чувств и с мышц информацию о том, что там у вас работает и напрягается, пока вы стараетесь выполнить задачу. И чем чаще выполняется действие, тем подробнее становится карта тех мышц, которые работают в задаче и, естественно, отправляют сигналы о своём рабочем состоянии на сенсорную кору.

Вся эта работа колоссальная. И она оставляет ФИЗИЧЕСКИЕ изменения в структуре коры больших полушарий, мозжечке и базальных ганглиях:

Префронтальная кора учится моделировать движения все более четко и детально, и каждая следующая двигательная задача решается легче, чем предыдущая, благодаря наработке навыка решения произвольных двигательных задач.

Моторная и премоторная кора учатся все более эффективно подключать конкретные мышцы под моделируемое действие, и отключать те, которые для выполнения не нужны.

Сенсорная и островковая кора все более подробно видит мышечные массивы, учится их различать на отдельные мышцы и понимать состояние каждой из этих мышц, различая боль, дискомфорт, усталость, напряжение и расслабление мышцы, как отдельные ее состояния.

Теменная зона учится интегрировать зрительную, вестибулярную, слуховую, кожную, мышечную и другие виды входящей информации в один хорошо проанализированный и применимый в практике инфопоток.

Мозжечок каждую тренировку оттачивает и шлифует движения, превращая их из корявеньких и новичковых в точные, гладкие и профессиональные.

Базальные ганглии также помогают каждое движение дошлифовать до совершенства, а ещё увязать их все в один сложный двигательный акт — танец, виньясу, медитацию и тд.

Мозг по всей своей поверхности и даже в глубине физически меняется, обрастая огромным количеством новых синапсов, вырабатывая главное нейроудобрение — BDNF-фактор, и не давая таким образом стареть всем остальным частям мозга, ответственным за поддержание жизнедеятельности организма и даже за сознание. Без движения сохранение всего массива мозга практически невозможно — огромное количество невостребованных нейронов будут угасать и умирать, образуя дыры в нейронных сетях памяти, и тем ухудшая когнитивные способности.

Да да, нейронные сети памяти не лежат в одном углу мозга, они проходят через все его отделы, заходя даже в мозжечок, поэтому вспоминая что-то, вы помните температуру воздуха, запахи, звуки и другие особенности, которые закрепились в разных отделах мозга, чтобы помнить не просто факты о вашей жизни, а хранить о вас целый 3Д-фильм, длиною в вашу жизнь. И моторные нейроны также входят в любой массив ваших воспоминаний, да ещё и своей активной работой удобряют мозг и поддерживают его обменные процессы на высоком уровне.

Спортивное детство

Безусловно имеет значение! Но не в том смысле, что у вас теперь какие-то замечательные мышцы и суставы, а в том, что ваш мозг с детства обучен моделировать сложные движения. Поэтому родители! Отдавайте детей на физкультуру! Пусть учатся учиться, моделировать и не бояться сложного. А ещё через движение пусть развивают мышление, ведь на самом деле не важно, что вы моделируете — движение, творческий полёт, поведенческий паттерн или манипуляцию над родителем — если вы умеете моделировать, вы умеете удерживать в сознании сложный когнитивный процесс и знаете, как им им управлять. Ну а если вы взрослый и активного детства у вас не было — не спешите расстраиваться, ведь научить мозг учиться не поздно никогда. Здесь важен именно пробег, а не возраст стартующего.

Нейроны как миньоны

Одних лишь физически сформированных двигательных нейронных сетей недостаточно. Если вы эти сети не поддерживаете постоянно активными, они теряют свою слаженность и «остывают». Чтобы их оживить понадобятся повторения движения, и опять чем оно сложнее, тем больше его нужно будет обкатывать. Прогретые нейроны похожи на миньонов — активны, общаются, обмениваются информацией, всегда готовы вписаться в любое дело, и в этом секрет успешного освоения навыка — не давайте своим миньонам бакасаны скучать, и да пребудет с вами журавль.

Таким образом, мы сейчас залезли в голову к «мастеру» и увидели, что у него не просто много двигательных нейронных сетей, и не просто мозг, который умеет учиться и моделировать, а тот мозг, который держит огромное количество этих сетей активными, постоянно прозванивая каждую из них, укрепляя их и тем совершенствуя свои двигательные навыки. При этом мозг мастера держит своих миньонов активными, но дрессированными, что создаёт невероятный порядок из хаоса, и достойно отдельного восхищения. Мастерство так и нарабатывается — постоянным повторением изученного, закреплением, анализом и пополнением банка информации о вашем навыке. И это на 90% практика и на 10% — все остальное.

А теперь давайте залезем в голову к мастеру, практикующему йогу. И удивимся теперь ещё больше. Потому что мастера не практикуют йогу ради бакасаны. Они практикуют бакасану, для того чтобы тренировать свою нервную систему. Все шиворот-навыворот.

Ценность — не двигательный навык, а тот массив сетей, который под него вырос и окультурился. 

Мастерство в йоге — это тренировка нервной системы на высшем уровне.

Это способность осознанно переносить дискомфорт, отличать его от боли, расширять диапазон выносимого стресса, уметь удерживать в голове сложную задачу, пилить её на этапы, годами каждый оттачивать и тем дрессировать-дрессировать-дрессировать хаотичную кучку миньонов, превращая их в полк суперэффективных и осознанных нейромашин. 

Для чего? Для того, чтобы таким образом на уровне сознания обрести метанавыки: терпение, стратегическое мышление, умение принять ситуацию, наработать позицию наблюдателя, развить концентрацию и внимание, а ещё тем самым понять себя и других, через прокачивание эмоционального интеллекта. Психофизиологические цели йоги уникальны, и я никогда не назову йога спортсменом. Но в то же самое время я знаю йогов-мастеров владения своим телом. И это восхитительно в своей парадоксальности!

Крайне важно помнить, находясь на коврике, что йога — это психофизическая практика, а не просто физическая, и смещать акцент не на степень освоения навыка, а на то, какое состояние культивируется в процессе его освоения. Тогда и легче будет практиковать. Но это уже совсем другая история …

ПС: Что-то занятия у Пантюшева на меня странно действуют. Уже какой текст про йогу, и как-будто бы есть ещё о чем поговорить!

Йоги! Поговорим? Продолжаю?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Мастерство в спорте и йоге

Как становятся профессиональными и полупрофессиональными спортсменами? А как становятся продвинутыми практиками йоги? И почему это почти никогда не зависит от наличия или отсутствия спортивного прошлого?…